Отчёт о фестивале Движение 2010. Второй день

Фестиваль Движение 2010. День первый, начало концертной программы.

Продолжение. День второй. Начало здесь. «Фокус: Африка». Три коллектива, открывающие этот фестивальный день, были в Перми в прошлом месяце, в день города – тогда Чепарухин устраивал презентацию «Движения» на городской эспланаде.

Первыми выступают музыканты из группы Farafina. Чепарухин подчеркивает, что Буркина-Фасо, откуда родом музыканты, раньше называлась Верхней Вольтой, и припоминает древний баян о том, что во времена холодной войны наш Союз называли Верхней Вольтой с ракетами (при этом зачем-то приписав авторство тезиса покойному Р. Рейгану).

Барабаны, барабаны, барабаны… Много барабанов… И еще какие-то чуднЫе этнические инструменты. И солистка, знойная африканская женщина, мечта поэта… В перерывах между исполнением что-то приветливо лопочет в адрес аплодирующих зрителей на своем франзузском, ну там «мои дорогие», «мои друзья» и прочие уси-пуси… Неплохо, да, весьма…

Потом поет под гитару Джеффри Ориема (Geoffrey Oryema). Угандиец по рождению, сын одного из местных оппозиционеров, предположительно убитого по приказу тамошнего диктатора; сам Джеффри тогда бежал из под домашнего ареста и, скрывшись из страны, нашел приют в Европе… Один из любимых исполнителей известного продюсера Питера Гэбриэла, если верить Чепарухину…

DISSIDENTEN. Собственно говоря, «рок-банда», конечно, никакая не африканская, а вполне себе немецкая. Но в составе участников выступает колоритный такой марокканец. А еще – индийский йог, усевшийся перед зрителями в позе лотоса. Чепарухин подчеркивает, что это у них впервые: обычно в одном составе выступают либо марокканцы, либо индийцы, а тут – все в одном флаконе… Еще тетенька там есть такая прикольная, с какой-то электронной «шарманкой»…

Практически без перерыва на смену DISSIDENTEN на сцену выскакивают марокканские рэперы – группа Fnaire. Размахивают руками, громко орут, типа, вы готовы услышать настоящий американский рэп? Не слышим, мать вашу, вы готовы?! Началось… Тьфу, вот есть ведь понятие «говонорк», а я бы еще ввел в обиход термин «говнорэп»… Ой, молчу-молчу… Знаю, что большинству присутствовавших понравилось… Наверное, я какой-то неправильный: ну не вставляет меня это «музыкальное направление», будь оно хоть афроамериканским, хоть марокканским, хоть хрен знает каким еще…

А тут еще ведущие возбужденно сообщают, дескать, к нам тут подъехал ваш Сява, сейчас мы его попросим, чтобы он отжег вместе с марокканцами. Сява действительно стоит справа от сцены в компании с Сиплым, меланхолично посматривая на происходящее из-за кулис. Чего хотели от Вячеслава Хахалкина ведущие – лично для меня осталось загадкой; ну что он, в самом деле, должен был выйти на сцену к этим беснующимся арабским перцам в качестве подтанцовки и в перерывах между речитативом исполнителей выкрикивать что-нибудь из своих «перлов» наподобие «кинул пацана – по еб…лу – на»??? Бред… Наш земляк, вероятно, полагает так же, так как быстренько куда-то сливается…

Потом на сцену выходит московская группа Treya, солистка которой носит одноименный сценический псевдоним. Длинноногая блондинка начинает с песни, в которой рефреном звучит: «Земля, алло, -ло, -ло, я эн-лэ-о -о -о»… Или вот еще что-то про «мой адрес – сумасшедший дом»… Так, кажется, все ясно, скучная пародия на позднюю Жанну Агузарову… Пропускаем выступление… Кстати, то, о чем умолчали ведущие, удалось узнать у великого Гугля: певица родом из белорусского поселка Новинки, известного тем, что там находится главная психиатрическая лечебница республики…

Затем выступает еще одна группа из Самары, Jiu Jitsu. Исполнение не столь яркое, как у их земляков из Cheese people, но тоже весьма зажигательное.

Потом поет Зульфия Камалова с группой имени себя любимой (Zulya). Чепарухин упоминает о том, что один из музыкантов – чемпион мира по игре на аккордеоне; сам музыкант уточняет – на баяне! Артистка родом из Удмуртии, закончила иняз в нашем пермском педе, после чего попала в Австралию, где неожиданно встретила свою любовь и осталась на пмж, а спустя несколько лет начала петь… Один из ее недавних альбомов был удостоен премии Австралийской ассоциации индустрии звукозаписи, а композиции из него несколько месяцев продержались в первой десятке европейских чартов. Зачетное, в принципе, получилось выступление… Очень разные песни, в разных стилях, на разных языках (инглиш, татарский, русский)… Жалко, что все так быстро закончилось…

Затем на сцене появляется американская рок-группа Run Run Run. Их Чепарухину некоторое время назад порекомендовал главный Муми-тролль России, Илья Лагутенко. «Мумий Тролль» ездит вместе с ними по Америке, давая совместные концерты.

А что же наши ведущие? Во время одной из пауз креативный директор MTV, вероятно, выкурив чего-то, заявляет, что выступающие так жгут, так жгут… Что неплохо было бы уже сжечь к чертям и всю Хохловку… Чепарухин в ужасе открещивается от предложения Валерии Гай Александровны, дескать, в музее собраны памятники деревянного зодчества, здесь даже курить нельзя!!!

Предпоследними выступает Kultur Shock. Костяк группы – эмигранты из нескольких балканских стран; лидер, к примеру – боснийский серб. Выступление производит фурор среди публики: скрипачка, саксофонистка, вокалист, зажигательные балканские мелодии вперемешку с роком и черт знает чем еще… Короче, аццкий отжиг… Впрочем, нужно оговориться – с окончанием своей программы они, имхо, все же несколько затянули…

Чак недалеко ушел от своей начальницы, предлагавшей сжечь музей. Он заявляет, что вот, мол, как здорово пермяков окультуривают приехавшие на фестиваль музыканты, в ответ Чепарухин политкорректно замечает, что Пермь сама кого хочешь окультурит и что вообще она с недавних пор, слава Мильграму, культурная столица мира, так что пускай всякие понаехавшие ведут себя более сдержанно…

Наконец, вот оно, главное событие фестиваля. На сцену выходит легендарный «Океан Ельзи». Начинают с одной из своих популярнейших мелодий – над Хохловкой разносится:

Там, там, там, тільки там, де нас нема
Там не падає зима…

Потом было почти часовое выступление… Что характерно – Святослав Вакарчук в перерывах между исполнением общается с публикой исключительно на русском языке, что, на мой взгляд, очень выгодно отличает его, скажем, от Олега Скрипки, лидера группы «Воплі Відоплясова». Последний, дважды в этом году побывав в нашем городе, подчеркнуто делал это исключительно на мове с примесью английского. Нет, мы, конечно, люди не гордые, мова так мова, просто по-русски мы все же понимаем намного лучше…

…Все хорошее рано или поздно заканчивается, закончилось и выступление О.Е. Разъезжаемся… Вернувшись в Пермь, по дороге домой встречаю на углу Ленина и Куйбышева марокканца из DISSIDENTEN, прогуливающегося в компании симпатичной девушки славянской внешности; да, разумеется, наверняка это была гид или переводчица, я тоже сразу об этом подумал : )

Некто2
Источник: www.teron.ru