Прощальный концерт Агаты Кристи в Перми. Отчёт

Агата Кристи в Перми. 17 апреля 2009 года. Прощальный тур Эпилог.

В последнее время Агата Кристи позабыла про наш маленький уральский городок, нам два года подряд приходилось ловить их в Екатеринбурге. И тут афиши! Агата приезжает, но с печальными новостями: они приезжают, но чтоб попрощаться перед уходом на покой. В первую очередь меня удивил еще на афишах новый состав, а именно: клавишник – некто Константин Бекрев, да еще и в основном составе, на моей памяти группа никогда не брала официального клавишника, после гибели Александра Козлова, за что я их очень уважала. Во-вторых, на барабанах – несменный директор, менеджер и барабанщик группы Н@ив – Снейк, довольно таки странно менять состав перед прощаньем.

Концерт должен был проходить в Орленке, что несказанно порадовало мои ностальгические чувства, тех времен, когда в Орленок приезжал Бутусов. На входе толпа, но мы техничные рокеры старой закалки, нашли способ пройти за пару минут. Я все думала, как именно будут расположены сцена и места, ведь при продаже билетов предлагали и VIP. На самом деле лед застелили деревянным покрытием, отчего ноги в кедах мерзли невероятно. Сцена была сооружена здесь же, на арене, никакой VIP-зоны не было. Концерта как всегда пришлось подождать. И тут свет погас, прожекторы на сцену и вот они братья Самойловы, собственной персоной, снова в Перми. Но как они были одеты, какие-то шляпы, белые рубушечки, подтяжки, все в стиле Снейка, который во что только не наряжал Чачу Иванова. Эх, прошли времена старых растянутых толстовок и черных плащей с воротником-стоечкой…

Начали они с новых песен, которые мне были не знакомы и не интересны, песня про то, что кто-то кого-то везет домой на такси, дак вообще выглядела попсово! Пришлось уйти из толпы новой армии фанатов «этой» Агаты и мирно посидеть на бортиках.

Барабаны Снека как всегда стояли на постаменте. Звук был низкого качества, может из-за акустических свойств ледовой арены (хотя Бутусов и здесь звучал отменно), а может потому, что музыкантам приходилось напрягаться, чтоб переорать тот звук, который издавали барабаны! Снейк бешено лупил своими палочками (которые мне, поклоннику барабанной установки, больше напоминали сардельки) по рабочему, который от страха быть убитым, выдавал звуки, больше похожие на крик о помощи.

Но тут пришли они, старые хиты, и я растаяла… Пустилась в дикие пляски народов севера, не жалея «хаера». Не замечая музыкальных ляпов, я просто отрывалась по полной, как в принципе и все мамонты моего возраста, любящие Агату времен Опиума и Декаданса. В целом я осталась довольна всем, для меня Агата всегда останется живой.

Daleka